Главная » ПОЛИТИКА » Пресс-конференция Владимира Путина. Главное

Пресс-конференция Владимира Путина. Главное

Владимир Путин 

(Фото: Михаил Климентьев / ТАСС)

О критериях нацпроектов и их эффективности

«Нам нужен прорыв. Нужно прыгнуть в новый технологический уклад. Без этого у страны нет будущего. Для этого нужно концентрировать усилия на важнейших направлениях. Их нужно сконцентрировать в каких-то прорывных документах. Без постановки цели, в какие бы их ни упаковать конверты, этих целей не добьешься. Есть вопросы, связанные с контролем над исполнением. Он должен быть действенным, а все наши мероприятия по надзору из федерального центра должны быть реалистичными. Там есть проблемы, это правда, но мы над ними работаем. Деньги федеральные по большей части, а проекты в основном в регионах. И регионы должны работать над достижением конкретного результата, который люди почувствуют. Если чувствуют, что не в состоянии исполнить, пусть освободят свои места для тех, кто может работать. Если не ставить амбициозных задач, не будет достигнуто вообще никаких. Нужно кое-что скорректировать в показателях, коллеги из регионов эти предложения уже сделали».

О повышении налогов

«Повышение НДС связано с необходимостью удержать показатель ненефтегазовых доходов. Во многих странах 20% и больше НДС, но так называемая эффективная ставка будет меньше. Мы сохранили почти все льготы. Рассчитываем, что это будет разовое явление, небольшой рост цен и инфляции в начале года пройдет, а затем она будет снижаться. ЦБ принимает определенные усилия, чтобы этого не допустить».

Об инциденте в Керченском проливе

«Провокации всегда плохи. Провокация рассчитана на обострение ситуации. Им нужно обострять, чтобы поднять рейтинг одного из претендентов на президентский пост. Хотя можно и без всяких провокаций продолжать двигаться вперед. Помогла ли Украине провокация? Ну рейтинг у Петра Алексеевича [Порошенко] вроде подрос. В этом смысле он свою задачу выполнил. Что касается украинских военных, их послали, рассчитывая, что кто-нибудь погибнет. Но, слава Богу, этого не случилось. Идет следствие, дальше будет видно, что с этим делать».

Об отношениях с украинской властью

«Украина остается одним из наших крупнейших торгово-экономических партнеров. Это естественные связи. Когда-нибудь они дадут о себе знать. Но пока в киевских коридорах власти находятся русофобы, ненормальная ситуация будет продолжаться, несмотря на то, кто будет находиться в России у власти».

О разгонах концертов рэперов

«Ничего хорошего в этом нет. Правда, ничего хорошего нет и в том, что они там поют с матерком. Я недавно был на юбилее [Юрия] Темирканова, он сказал, что искусство существует не для того, чтобы потакать низменным мотивам, а чтобы поднимать этот уровень. Есть еще другие элементы — пропаганда наркотиков. Зачем потворствовать этому? Это деградация нации. Мы хотим деградировать? Или как-то стало модно пропагандировать суицид. Нельзя допустить этого в молодежной среде. Грубо запрещать это все, конечно, нельзя».

О региональных выборах и отношениях федерального центра с субъектами, где победили кандидаты от оппозиции

«Будет проведена отдельная встреча с вновь избранными главами регионов, просто нужно было дождаться результатов выборов в Приморье. Это же не первый случай, когда побеждают кандидаты от оппозиционных партий, и они работают нормально. Президент не состоит ни в каких партиях, и для меня самое важное — чтобы люди чувствовали, что их жизнь меняется к лучшему. Будем всячески помогать любому избранному руководителю региона».

О готовности России к новому витку санкций

«Экономика адаптировалась к внешним ограничениям. У нас после кризиса 2008–​2009 годов ВВП упал на 7,8%, никаких санкций не было. А после введения санкций в 2014 году падение составило 2,5%. Минфин США считает, что это падение связано на одну треть с санкциями, а на две трети — с падением цен на нефть. Думаю, там и этой трети нет. Негативное влияние есть, но есть и плюсы от этих санкций. Они заставили нас включить мозги на некоторых направлениях. Да, это привело к некоторому повышению цен на рынке продовольствия, но потом все стабилизировалось. <…> В любом случае мы хотим, чтобы мировая экономика развивалась без шоков».

Об утилизации мусора

«Мы десятилетиями просто сбрасывали мусор в яму, никто не занимался комплексной переработкой. Нужно ликвидировать незаконные свалки, выстроить целую индустрию переработки. Нужно, чтобы международный опыт был использован у нас в лучших его вариантах. Надо, чтобы заводы были качественные и эффективные, чтобы не экономили на фильтрах. Мы должны построить до 2024 года 200 перерабатывающих заводов. Не знаю, хватит ли этого, но хотя бы это мы должны сделать».

О санкциях за Крым

«Если это была аннексия, то люди ни в чем не виноваты, а если они пришли и проголосовали, то это уже не аннексия. А введены санкции, по сути, действующие против людей».

О ситуации в Афганистане

«Официальное правительство в Кабуле контролирует какое количество территорий в стране? Вряд ли больше трети. Результаты выборов подсчитываются месяцами, что тут одобрять. Проводятся переговоры [США] с талибами — нужно делать это открыто, публично и чтобы было понятно, о чем идет речь. Мы не против урегулирования, но до этого мы вынуждены укреплять нашу базу в Таджикистане. Исходим из того, что народ Афганистана сможет договориться, и будем всячески помогать этому процессу».

Об автокефалии Украины

«То, что сейчас происходит в православии, уму непостижимо. Вмешательство государства в жизнь церкви — такого не было со времен Советского Союза. Создали раскольническую церковь Стамбульского прихода. УПЦ МП была полностью независимая, они делали все самостоятельно, в том числе избирали иерархов, связь была только духовная, на проповедях вспоминали патриарха. Это делается в преддверии предвыборной кампании и для дальнейшего разрыва между русским и украинским народами. Боюсь, что за этим начнется передел собственности, он может приобрести тяжелый, даже кровавый характер».

О ценах на бензин и ситуации во Франции

«События во Франции связаны, конечно, с повышением цен на бензин, на дизель, но они послужили, скорее всего, триггером, после чего выплеснулось недовольство в целом значительной части общества, причем это коренные французы в основном. Оценивать действия французских властей совершенно некорректно.

В чем отличие ситуации во Франции и у нас. Французское правительство пошло совершенно сознательно на повышение цен на бензин, чтобы перераспределить средства граждан на решение других вопросов в сфере энергетики — на развитие альтернативных видов энергетики. Это людям не понравилось. У нас повысились цены на бензин в связи с ростом цен на нефть на мировых рынках, но правительство тут же начало принимать меры по сдерживанию цен на бензин и даже по их снижению. Мне кажется, это вещь очевидная: хуже или лучше, но это происходит, договоренность [с топливными компаниями] достигнута. Хоть это в ручном управлении, но, в общем, это сработало. И правительство не допустит никаких скачков цен на нефть в следующем году».

О ЧВК Вагнера в ЦАР, гибели там российских журналистов и Евгении Пригожине

«Все мои повара — сотрудники федеральной службы охраны. Все они люди военные. Других поваров у меня нет (Пригожина некоторые СМИ называют «поваром Путина». — РБК). По поводу Вагнера: все должны оставаться в рамках закона. Мы можем вообще запретить частную охранную деятельность, но тогда, думаю, и к вам придут с петициями. Если группа Вагнера что-то нарушает, этому должна дать оценку Генпрокуратура. Что касается гибели журналистов — это ужасная трагедия. Ваши коллеги, насколько мне известно, приехали даже не как журналисты, а как туристы. И по имеющимся данным на сегодняшний день, покушение совершили какие-то местные группировки. Идет расследование, достоверных данных пока нет. Надеюсь, хоть когда-нибудь мы узнаем, что же там произошло».

О задержании правозащитника Льва Пономарева

«В отношении Пономарева принято решение судом за призывы к несанкционированным акциям. Я не хочу подвергать сомнению решения суда».

О пенсионной реформе

«В начале 2000-х и в середине я говорил, что категорически против повышения пенсионного возраста. Тогда и невозможно было это делать. Если бы я не был убежден, что это неизбежно, никогда бы это сделать не позволил».

О реформе в системе ФСИН

«Ситуация в местах лишения свободы должна находиться прежде всего под контролем Генпрокуратуры. Все правонарушения и преступления там должны быть наказаны. Так и происходит, когда благодаря СМИ такие факты всплывают. Надо совершенствовать, а не ломать это все. У нас соответствующие комиссии работают, надеюсь, они тоже сыграют роль в тех позитивных изменениях, которые должны быть».

О дедолларизации

«По данным МВФ, объемы расчетов в мире в долларах чуть-чуть снизились, в прошлом году были, кажется, 63% с небольшим, сейчас 62% с небольшим, но доля для России выше — 69%. Причина в том, что большая доля наших товаров, в том числе нефть, котируется в долларах. Что касается дедолларизациии, она связана исключительно с расчетами между хозяйствующими субъектами и никак не касается граждан. Ситуация с рекламой обменных курсов связана только с одним — с борьбой с нелегальными конторами по обмену денег.

Для того чтобы рубль укреплялся хотя бы в качестве региональной резервной валюты, нужно сделать несколько вещей: сократить волатильность — и нам это удается, он даже оторвался уже от колебаний цен на энергоносители. И дальше нужно инфляцию сдерживать и развивать финансовую инфраструктуру расчетов, мы будем это делать».

О целях внешней политики

«Мы знаем, где находится штаб, который пытается управлять миром, и он не в Москве. Это связано с ведущей ролью США в мировой экономике, с расходами на оборону. Вы считаете, что наша цель — управлять миром? Это штамп, который навязывается для решения внутриполитических и внутриблоковых вопросов. Чтобы сплачивать страны НАТО, нужна обязательно общая угроза. Против России это хорошо, крупнейшая держава. <…> Это эксплуатация фобий прошлого, которая мешает двигаться вперед. На самом деле главная цель нашей внешней политики — обеспечить благоприятные условия для развития Российской Федерации, экономического и социального, и чтобы она заняла достойное место на международной арене как равный среди равных».

О дольщиках

«Это никогда не закончится, если мы не наведем здесь порядок и не перейдем к цивилизованным способам жилищного строительства. Мы должны обязательно прекратить вот эту практику привлечения денег граждан, связанную с недобросовестным расходованием этих денег. Деньги изымаются, и вообще ничего не получают, ни денег, ни жилья. Мы должны прекратить эту практику, даже если это приведет к некоторому снижению объемов строительства. А те люди, которые уже попали в трудную ситуацию, им нужно помочь, и не нужно закрывать глаза на масштаб этой проблемы. В реальности проблема острее, чем она показана в документах».

О допинге в спорте

«Мы сами виноваты в той ситуации, которая создалась, применение допинга-то было. Другое дело, нам пытаются навязать тезис о том, что это было на государственном уровне. Но мы же должны заботиться не только о результатах, но и о здоровье наших спортсменов. Мы не на должном уровне обеспечили работу по борьбе с допингом. Сейчас мы проделали большую работу. Должны стремиться к тому, чтобы это было нулевое применение. Надеюсь, что элемент политизации в этой сфере будет полностью изжит».

Авторы:
Юлия Сапронова, Анастасия Антипова.

При участии:
Дада Линделл.

Источник

Оставить комментарий